English | Українською

Не так все было задумано. Краткое изложение сущности греха

Не так все было задумано. Краткое изложение сущности греха - Корнелий Плантинга
Купить
- Корнелий Плантинга

Категории: ответственность, воспитание, депрессия, изоляция и одиночество, эмоциональные проблемы

Отрывок:

 Когда семейные системы начинают функционировать неправильно, проблема обычно заключается в том, что динамика «возьми-и-передай» несколько искажается или даже вовсе переворачивается вверх дном. Например, постоянно ссорящиеся родители порой оказывают такое противоречивое влияние на чувство привязанности ребенка, что последний не может порадовать одного из родителей, не огорчив другого. Если ребенок почувствует, насколько глупо и неправильно такое положение вещей, он может постараться воспитывать своих собственных родителей: давая им советы, играя роль посредника между ними, отчаянно пытаясь заставйть их прекратить эти ребяческие ссоры. Такой ребенок, вынужденный стать, по сути, родителем, может затем стать взрослым, который чувствует, пусть даже на уровне подсознания, что его лишили полноценного и беззаботного детства. Одним из печальных результатов этого может стать то, что дети, выступавшие в роли родителей для своих мам и пап, когда по-настоящему становятся родителями, могут попытаться восстановить справедливость, вынудив своих собственных детей играть для них роль родителей! В конце концов, должен ведь кто-то проявить к ним хоть чуточку родительской заботы? Разумеется, семья -это не замкнутая система.

Влияние сверстников или получаемого образования, обращение одного или нескольких членов семьи в христианскую веру, определенные травмы или успехи - все это может проникнуть в жизнь семьи и изменить ее устройство. И порой в семье может возникнуть какое-нибудь серьезное отклонение. Но все же, как правило, неправильное обращение ведет к такому же неправильному обращению. Дети, с которыми жестоко обращались родители, зачастую так же обращаются со своими детьми. Иногда, когда дети вырастают, они могут эту жестокость обратить и на своих родителей. Многие пасторы, социальные работники, врачи-психологи и другие подтверждают, что в определенном круге людей среднего возраста развилась зловещая тенденция, которой англичане дали название «порка бабушек». Если ребенок чем-то сильно рассердит родителей (например, будет долго хныкать или обмочит пеленки) и его жестоко накажут, со всем неистовством и яростью, то он может отомстить лет через тридцать, когда роли поменяются и родители постареют, уже разучатся сами хорошо себя контролировать, станут хуже соображать и вести себя как дети. Вот тогда ребенок, которого чаще наказывали, чем воспитывали, может отплатить своим родителям той же монетой. Он прекрасно усвоит этот печальный урок.
 Психологи, объясняя жестокость в семье, часто уделяют основное внимание динамике развития жестокости от первого случая злоупотребления до подражания внутри семьи или же недостаткам характера властных и чересчур требовательных родителей. Социологи же, с другой стороны, больше значения придают таким факторам, как бедность, необразованность, классовая и расовая принадлежность‚ бесправие, фактором, способным поднять уровень напряжения в семье до критического. Истина, которую несложно предугадать, заключается в том, что человек, живущий несчастно, исполняется ненависти к своей жизни, а тот, кто ненавидит свою жизнь, часто ненавидит и самых близких из тех, кто напоминает ему о его жизни, включая родителей и детей. Например, описанное Расселом Бэнксом чувство обиды у родителей в семьях производственных рабочих -это нарастающее негодование по поводу нищких заработков, частых краж со взломом, костюмов нездорового цвета лица и грязных квартир --почти не оставляет места для заботливого внимания, так необходимого детям.
 И наоборот, порой имеет место другое проявление нарушения принципа «возьми-и-передай», когда родители, лишенные права голоса в обществе и не имеющие никакой власти в своем окружении, требуют беспрекословного подчинения и уважения к себе со стороны детей, стремясь как-то скомпенсировать то, чего им не хватает вне семьи. По крайней мере, у себя дома родители, чувствующие себя в обществе униженными, желают ощущать «хоть чуточку уважения» и «не терпят пустой болтовни». Когда дети оказываются не в состоянии удовлетворить эти требования (в конце концов, у детей тоже бывают поводы для возмущения и обиды), у родителей срабатывает рефлекс, который может привести к целому ряду рукопашных потасовок. Родители избивают детей, не исключая и младенцев; дети избивают тех, кто помладше (малолетний драчун, который в семье лишен какого бы то ни было уважения, идет в школу со своим чувством обиды); дети избивают родителей. Независимо от того, объясните вы отдельно взятый случай жестокости в семье с точки зрения психологии или социологии (консервативные политики предпочитают первое, в то время как прогрессивные последнее), или сразу с обеих позиций, или же ни одну из этих точек зрения нельзя будет применить, избивание продолжается из поколения в поколение.
 Жертвы находят себе другие жертвы, чья жажда мщения затем отдается эхом по всей большой человеческой семье. Нет никого опаснее жертвы насилия.
 Есть пример Бернарда Гойтца, жителя Манхеттена, застрелившего в нью-йоркском метро четверых чернокожих подростков, потому что ему показалось, что они собираются его избить и ограбить. Если на вас не раз нападали с целью ограбления, как это было у Гойтца, никто уже вам не скажет, что у вас нет права вышибить мозги какому-нибудь чернокожему парнишке, даже если он только подумывает о том, чтобы ограбить вас. А есть жертвы насилия не только с малокалиберным пистолетом; есть Бернарды Гойтцы, у которых имеются истребители.

Since 2012. Made with love